January 10th, 2021

Персональная деградация - это столбовая дорога к счастью. Так, кажется, во всем третьем мире

"Росбалт" давно просил меня написать текст про счастье, в какой-то момент речь шла даже о "рецепте счастья". Такой есть, но он до предела персонифицирован: так инуиты шьют под свое персональное тело, как платья, каяки, чтобы вода не попадала даже в перевернувшуюся лодку. Нынешний мой немецкий Hintergrund - существенная, но не единственная составляющая моего счастья.

Текст на днях был опубликован, но сильно (хотя и с моего согласия) сокращен. Ниже восстанавливаю полный вариант. Он отчасти пересекается с моим последним видео о деградации довольно многих моих знакомых в России. К моему удивлению, это видео по просмотрам ушло в резкий отрыв на ютьюб-канале Губин ON AIR.

ИСКУССТВО БЫТЬ В РОССИИ СЧАСТЛИВЫМ

Русских вариантов быть счастливым два. Ты либо утыкаешься глазами в цветочки на даче, либо языком в задницу власти. Есть еще и третий вариант, но он по ту сторону закрытых границ.

Формула счастья известна любому биологу: мы счастливы тогда, когда ощущаем, что контролируем жизнь. Это как в автомобиле: на опасной дороге переднему пассажиру страшнее, чем водителю, хотя у водителя шансов погибнуть больше. Но у водителя лучше обзор встречной полосы, под ногой у него педали тормоза и газа, а в руках руль.

Конечно, чем хуже и опаснее дорога, тем меньше счастья, и русская дорога, русский путь (во всех смыслах) – это непрерывный стресс. Про это писал еще Некрасов в знаменитой поэме, которой нас в школе достали так, что мы уже толком не понимаем, о чем это он. А Некрасов о том, что на Руси никому жить не хорошо. Ни купчине толстопузому, потому что чиновник может вмиг разорить. Ни крестьянам братьям Губиным, потому что нет шансов разбогатеть. Ни царю, - и про царя нам особенно понятно: вы на сегодняшнего посмотрите, хватающегося за свою неотравляемую кружечку с крышечкой с той же силой, с какой он держится за власть. Как заметил Пелевин, вторя Некрасову, - назначение российской цивилизации состоит в переработке солнечной энергии в народное горе.

О том же и маркиз де Кюстин писал в 1838-м. «Когда русские едут в Европу, вид у них веселый, свободный, довольный; все выглядят счастливыми, как школьники на каникулах; на обратном пути те же люди приезжают с вытянутыми, мрачными, мученическими лицами».

То есть хочешь быть счастливым, - вырывайся из страны, хотя бы на время. Дело не в том, что ты живешь как-то не так, что недостаточно трудолюбив, талантлив, настойчив, - просто в России жизнь устроена по несправедливости. И ты сломаешь себе хребет, но ее не изменишь. (Замечу в скобках, что побег из загона, на манер Курбского или Нуриева, еще не гарантирует счастья, а лишь предоставляет шанс. Ограничусь очевидным: останься Нуриев в СССР, он, возможно, был бы успешен, но точно жил бы под страхом 121-й статьи).

Вопрос тогда такой: возможно ли быть счастливым в стране, созданной для счастья не больше, чем змея для полета?
Ну, конечно, - бывают периоды. В 90-х в Питере и я летал. Не только потому что был молод, счастливо женился и прочее, - а потому, что ветер тогда дул такой силы, что поднимал в небо любого, крылья же достаточно было иметь картонные. Все самые крутые люди были тогда здесь. Курехин, Десятников, Гребенщиков, Митьки, Балабанов, Гаркуша, Набутов, Нагиев, Невзоров, Ханин, Каравайчук, «Терем-квартет», Нетребко, Лопаткина, Махалина, Вишнева, Тимур Новиков, Мамышев-Монро, Трахтенберг, Шевчук, Тобрелутц, Бугаев-Африка. Я намеренно не по алфавиту и не по цехам. Но я не понимал тогда, что это было счастьем человека, которому дали на минуту глотнуть воздуха в проруби, прежде чем утопить, вдарив по башке веслом.

Повторю: вся наука, от американского нейроэндокринолога Сапольски до питерского физиолога Жукова, утверждает одно. Перманентный стресс лучше переносит тот, кто думает, что ситуация под контролем. Неважно, есть ли контроль, - важно его ощущение. Из лабораторных крыс в состоянии выученной беспомощности (это когда током шарахает со всех сторон) больше шансов выжить у тех, которые, например, грызет палочку, хоть от ударов это и не спасает.

Если ты в России, без грызения палочки – никак. У того, кто увлечен пейнтболом, или, не знаю, разведением узамбарских фиалок, шансов счастливым быть больше. В одряхлевшем СССР у приспособившихся к жизни в нем граждан непременно было хобби: тот марки собирает, та увлечена макраме, а этот – выпиливанием лобзиком или выжиганием. Домодельная чеканка «писающий мальчик», до сих пор маркирующая сортиры в жилье класса «советский эконом» - ископаемый остаток счастья той поры. Возьмите на заметку. Я серьезно.

Но есть и другой, более эффективный путь к русскому счастью. Подобраться поближе к тому рубильнику, что посылает разряды тока. Ни в коем случае не хвататься за него, - там драка такая, что лучше голым в муравейник: посмотрите, как силовики друг друга сажают. Но можно пойти в услужение. Я снова без шуток.

По-моему, один из счастливейших сегодня людей в России – глава Russia Today Маргарита Симоньян. Ее поносят, проклинают, обвиняют в негодяйстве и лжи, а она в ответ не ругается, но, как богиня, снисходит до жалостливого участия: что там, говорите, случилось с Навальным? Да ладно, вам, «отравили»… Просто сахар в крови упал, а надо было «рафаэлку» с собою брать, я вот всегда таскаю…Collapse )
Барт

Так мог бы выглядеть ваш город, находись он в США



Когда мы говорим про комфортную городскую среду, пешеходную и велосипедную инфраструктуру, то чаще вспоминаем европейские города, которые достигли немалых успехов в этой области. Что может быть лучше голландских велодорожек, по которым можно ездить в любое время года, бесподобных велостоянок, продуманных тротуаров и переходов? Но сегодня далеко не только Европа может похвастаться удобными тротуарами и велодорожками. Соединенные Штаты, где города долгое время развивались лишь для автотранспорта, стремительно преображаются и становятся дружелюбными не только для автомобилистов, и Вашингтон здесь не исключение.

Несмотря на то, что Вашингтон – столица Соединенных Штатов, мегаполисом его назвать сложно. Здесь проживает около 600 тысяч человек, это достаточно типичный небольшой американский город, сопоставимый по населению с Владивостоком, Ярославлем или Махачкалой в России.

Но все самое интересное в американских городах кроется в деталях. Посмотрите, как американцы делают свои города и какое внимание уделяют мелочам. Сегодня хочу показать вам, каким комфортным порой может быть Вашингтон.
Collapse )

Варианты русского счастья

Прочитал сегодня у журналиста Дмитрия Губина:

Русских вариантов быть счастливым два. Ты либо утыкаешься глазами в цветочки на даче, либо языком в задницу власти. Есть еще и третий вариант, но он по ту сторону закрытых границ.

С полным текстом записи можно ознакомиться здесь:

Персональная деградация - это столбовая дорога к счастью. Так, кажется, во всем третьем мире: dimagubin — ЖЖ (livejournal.com)

Надо заметить, что сам Дима живёт именно «по ту сторону границ» в Германии. Хоть я и не полностью согласен с его высказыванием, суть оно передаёт очень остро и точно. 

Будьте счастливы!