archkosta.net

Categories:

Палладио для пролетариата

Архитектурные фантазии Чернихова. Переусложнённость форм
Архитектурные фантазии Чернихова. Переусложнённость форм

Вот что интересно. Архитекторы мечтали о новых домах планировках и так далее. Но людям то, что нужно в массе своей — это очень простые вещи. Понятные. Простота. А они после 1917 стали делать такое переусложнение. Форм. Фантазировать экспериментировать. Получается это интеллигенция оторвалась от народа. А народ был безграмотный. Маньки да Ваньки. Они были социоутопистами. Их не понимали! Чего они там такое лепят? Чего делают за госсчёт-то? К ним относились с подозрением! Зачем это? Как к буржуазии. Как к зажиточным. Нет конечно архитектура как род деятельности была нужна советскому правительству по принципу «при царе было, а у нас сейчас лучше». Но на самом деле… кто были потребителями архитектуры тогда до 1917 и после? Заказчик изменился, а весь наш архцех был заточен под того заказчика. Под буржуа и аристократию. Он с народом не работал. И наивно было думать вот мы делали для буржуа, а теперь для народа — это лучше. Народ смотрел на них и не понимал чего от него хотят? А это здесь зачем, а мне надо туалет, кухня, ванна, прихожая такой простой набор, а ему фуагра из таких архитектурных изысков. А народа такой «а как это есть»? А с чем? А мне был картошки, да с салом. Нашим архитекторам не повезло в кавычках с народом как бы не оценил.

Вилла. Андреа Палладио
Вилла. Андреа Палладио

Андреа Палладио. Вряд ли великий итальянец мог и подумать что его труд четыре книги об архитектуре будет использоваться для создания жилищ пролетариев! Нет в первую очередь храмы и дома богатых патрициев, но никак не бедных масс! Но с другой стороны Палладио – это учение о простом. Это понятная методика проектирования восходящая к древности. Уходящая корнями в глубину веков. Наше население, воспитанное на храмовом зодчестве, дом и понимает так, как что-то вечное. На столетия. Вообще, если хотите понять быт нашего народа его мировоззрение, посетите монастырь. Вот модель устройства нашего быта и жизни. Монастырь устроен по Палладио, конечно. Здесь точки схода в архитектурном соотношении. Палладио учит, что здание должно быть красиво. Здания конструктивистов не были красивыми, они не ставили задачу красоты-божественности. Они нарочито в противовес функциональные, какие угодно, но не красивые. Это дизайн. Оболочка неважна, а важно содержание. Но были и умные зодчие, которые понимали несостоятельность данной теории. Иван Фомин. Который разрабатывал упрощённую дорику красную. И опять же все эти книги, все эти великие труды были вызваны к жизни необходимостью строительства дворца советов.

 Проект дворца Советов в Москве
Проект дворца Советов в Москве

Для России промышленная архитектура никогда не будет предметом экзальтации. А зачем? Это соответствует представлениям народа. У нас она унылая и непритязательная по этой причине. У нас завод не будет напоминать музей. У нас пром — значит так: страшненько, суровенько. невзрачненько. Вот конторка. Здесь прилично. Тут сидит барин, а сами мы тут как-нибудь. Скромно. Вот главное слово. Палладио учит простоте и логике. Все из простых элементов. Элементарных геометрических фигур и тел, ибо и тело человека так же построено. Основательно, симметрично. Просто. Вообще такого понятия как промышленная архитектура нет в России! Есть промышленное строительство. ПГС оно так и называется. Вообще строительство промсооружений — это не дело архитекторов! Пусть свои фасадики рисуют в других местах. Это воспринимается так. Незачем сюда архитекторам соваться? Вот так. Сурово, но правда. Вот где церковь, там да, там архитектор. Дом барина. Всё. У архитектора есть талант. Он чувства умеет в камне претворять. Вот это и нужно делать. 


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.